Life without Romance

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Life without Romance » Просторы фантазии » Няшный альфа, суровый омежка


Няшный альфа, суровый омежка

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Как Мао и Рей были альфа и омегой, а Рей еще и накосячил.

0

2

Рейджи нервно поглядывал на аппарат, который отсчитывал пульс Бейлуна. Он ненавидел больницы, ненавидел кровь и боль, но почему-то сейчас сидел и смотрел на бледного китайца, стиснув зубы и с силой, до синяков, сжимая на коленях ладони. Медсестра так и не смогла его выгнать, и к чести ее и доктора им хватило одного лишь хмурого взгляда альфа. Почему он сделал это? Почему сейчас лежал тут, полуживой и без сознания, после того, как вскрыл себе вены стеклом от их общей фотографии?
Акенохару уже окончательно запутался, что между ними происходит. Он действительно любил Бея, но раньше он думал, что исключительно как друга и брата, но эта ночь пару недель назад запутала все настолько, что альфа не знал, что ему делать. Но одно он знал точно - он не хотел, чтобы Мао уходил от него, не так, по крайней мере. Он бы мог простить, наверное, если бы тот нашел себе все-таки своего альфа, но не так же...
Рейджи тяжело вздохнул, потирая лоб и прикрывая глаза.
- Глупый тигрик...
Рей сжал в холодых пальцах ладонь китайца и ткнулся в кровать носом. Бессонная ночь все-таки начала давать о себе знать, хотя Акенохару и понимал, что вряд ли уснет. Не тогда, когда этот козел китайский без сознания.

0

3

Он не думал, что снова до этого дойдет, надеялся, что все забудется, уляжется и пройдет, что он снова начнет видеть в Рейджи исключительно лучшего друга и брата, делал все, что только мог, лишь бы именно так и было, но все полетело к чертям! Бейлун ведь уже и сам зарекался, и клятвенно обещал Тсунео, что больше никогда не придется его с того света вытаскивать (да и сам он не хотел выслушивать нотации барабанщика), а чем все закончилось? Правильно, на этот раз Мао просто выбрал более действенный метод. Но он просто не мог уже иначе.
И все ведь нормально было, он уже полгода мог улыбаться, смеяться, обниматься и даже радовать поклонников фансервисом, почти не задумываясь о том, что все это Рей и как сильно он этого придурка любит. Он мог прятать чувства даже лучше, чем раньше, постепенно отходил от последнего своего "приключения" и жизнь, в общем-то, налаживалась... Так нет же. Китаец совсем не помнил, как оказался тогда в постели с Акенохару, но так и не смог забыть эту ночь. Слишком больно. Невыносимо больно.
То, что творилось в душе не шло ни в какое сравнение с той физической болью, что пронзала руки, пока певец нещадно и с каким-то мазохистским удовлетворением вырезал лезвием его имя на своих запястьях. Вот вам и клуб каллиграфии в школе. Было бы смешно, если бы не было так грустно.
Но почему ему казалось, что Рей все еще рядом? Эта сука японская не могла посметь умереть вместе с ним! Хотя... как-то слишком светло на том свете оказалось и отчего-то совсем неудобно лежать. Мао ведь отчетливо видел и помнил (прежде чем сознание потерять), что потерял достаточно крови, чтобы через пять минут его уже однозначно спасти не смогли. Тогда получается, что он все-таки умер, а все рассказы о загробной жизни чуть собачья.
- Как же холодно... - он и не понимал совсем, что мало того, что в сознание пришел, так еще и мысли сразу озвучивать начал. Да и какая теперь разница? Все ведь было по пьяни и для Рейджи он навсегда останется только лучшим другом. Суки! Почему после смерти все еще так больно?!

0

4

- Так, блядь, накройся.
Рейджи резко выпрямился, слыша голос мужчины, хмурясь и внимательно разглядывая его лицо. Руку отчего-то выпустил, хотя...
- Ты какого хрена, а? - Рей все-таки повысил голос, потому что, черт подери, у него был стресс, он только что чуть не потерял лучшего друга и... А кто он ему? Он не был уверен в том, как Бейлун отнесся к их сексу. Сам-то он стал ревновать еще больше, не желая, чтобы Мао общался с кем-то или спал, а самому китайцу, кажется плевать на все было. Это дико бесило, поэтому альфа сдерживался, чтобы не начистить омеге лицо. Но все же от одного он не стал себя сдерживать - а именно сел на его бедра, сжимая пальцы на горловине и шипя, рыча и старательно не крича. Все-таки еще врачей им не хватало сейчас.
- Что тебе, блядь, в этой жизни не так? Тсунео мне все рассказал. И поверь, я вовсе не в восторге от того, что ты оказался тем, кого я не знаю.

0

5

Ну вот ж блядь! А еще кто-то ему говорил что-то там про троицу. Или что теперь, четверного раза ждать и тогда уж точно сдохнуть от одной только неудачности числа? Вот какая сука его опять откачала?! Сколько он еще должен мучиться?! Что такого он успел сделать за первые пятнадцать лет своей жизни, что теперь так расплачиваться приходиться?!
Только вот пока все эти мысли метались в голове, к которой еще не до конца вернулось сознание, Рей уже как-то оказался сверху, да еще и душить начал. А что, в этом даже был какой-то страшный смысл и определенный шарм. Так что Мао и не думал сопротивляться, только спокойно глядя в глаза альфа и почти улыбаясь. Что не так? Что не так?! Да все не так, мать твою!
- Ты мне в жизни не так, Рейджи. Устал я и не могу больше терпеть. Не могу смотреть, как ты спишь со всем, что только можно трахнуть, не могу искренне улыбаться... Десять лет, Рей! Десять! - он не совсем понимал, что несет, совсем не знал, что говорил все это вслух, да и хорошо, потому что в противном случае китаец бы давно уже не на гитариста пытался хрипло кричать, а проклинал бы самого себя за слабость и за то, что все это выплеснулось наружу. - Сожми чуть сильнее пальцы, волчик... Не мучай больше меня...
В глазах было все: боль, тоска, безысходность и та безудержная нежность, которая всегда скрывалась глубоко внутри и хранилась только для одного. Для того, от которого Бэй тщательнее всех и прятал свои чувства. Но он уже не мог ничего с собой поделать. Сил сопротивляться себе и обстоятельствам совсем не оставалось.
- Все у тебя будет хорошо, так что еще  чуть-чуть... Только лучше просто отключи капельницу, чтобы от ментов потом прятаться не надо было.

0

6

Каждое слово друга отдавалось в теле какой-то глухой болью. Что и когда он сделал не так? То, что переспали ему не так? Нет, судя по глазам и фразам все началось гораздо раньше, да только Рейджи, со своей слепой верой в их дружбу, видимо, ничего не замечал. Десять, говорит? Судорожно пытаясь вспомнить, что же он натворил десять лет назад, мужчина как-то тяжело выдохнул, замирая, сжимая до белых костяшек воротник китайца. Его глаза пугали, но самое большее что пугало - это то, что все, кажется, кончилось. И дружба, и остальное... И теперь придется запихнуть подальше все свои чувства. Акенохару горько усмехнулся, отпуская воротник и тяжело поднимаясь.
- Убийцей меня сделать хочешь? Самому умения подохнуть не хватило - так и меня следом хочешь потянуть? - Рейджи не хотел этого. Не хотел говорить так сухо с тем, кого любит, не хотел уходить, не хотел делать больно... Но что делать, когда у самого ком в горле и от боли хочется выть? - Только если ненавидел меня - почему просто не сказал? Зачем обманывал? Зачем, мать твою, вены резал, как сука последняя, я тебе кто, игрушка чтобы швырять мной об стены, или просто любишь проверять, сколько человек может вытерпеть боли?!
Сорвался все-таки на крик. Точнее, так казалось, потому что вместо криков из горла вырывался какой-то непонятный сип. Японец судорожно вздохнул и, чуть пошатнувшись, сделал шаг к двери.
- Нет больше смысла себя резать. Раз уж рожу мою видеть не хочешь - я ухожу.

0

7

Как? Как он умел так делать? Почему за столько лет они так и не научились друг друга понимать? А если научились, то почему Рей всегда все понимал кардинально противоположно реальности и тому, что китаец пытался до него донести? Почему и сейчас он решил, что ставить нужно не плюс, а минус?
Возможно, оно и было бы к лучшему, если бы не тот простой факт, что Мао мог еще хоть как-то переносить собственную боль, но никак не мог позволить страдать этому идиоту. Но что он мог сделать? Что еще он мог сказать, чтобы теперь все исправить? Как вообще можно было хоть что-то исправить в такой ситуации? Как же было больно...
Чем больше Широ слушал, чем дольше смотрел в глаза друга, тем хуже ему становилось. Возвращалось желание покончить с собственной жизнью, но на этот раз оно омрачалось осознанием, что лучше всего Акенохару жилось бы, если бы китаец вообще никогда не появлялся в его жизни, если бы его жизнь оборвалась еще до того, как он оказался в приюте, если бы японец не решился вступиться за него, если бы... Все эти если заставляли задыхаться, но что уже можно было сделать? Что можно было сказать, чтобы его поняли правильно? Что надо было сделать, чтобы все наконец-то закончилось?
- Да потому что я люблю тебя, идиот! - вырвалось.  Все-таки вырвалось. Проблема была лишь в том, что Мао совершенно не был уверен в том, что друг поймет его правильно. Японец ведь совершенно логично воспримет это заявление как дружескую любовь, не поверит, потому что посчитает, что Бэй им пренебрегал и все-таки уйдет. Он уйдет... Но уйти из жизни самому - это одно, а смотреть вслед тому, кого ты любил столько лет, о ком мечтал, кому никак не мог признаться... и знать, что этот кто-то не поймет и не оценит - совсем другое.
- Вот поэтому и молчал. Всегда знал, что ты уйдешь, как только узнаешь... В одном ты не прав - теперь окончательно исчезла последняя причина жить.

0

8

Рейджи замер, ошеломленно глядя на друга. Вот как так получилось, а? Он знал, он был уверен сейчас, что Мао говорит отнюдь не про дружбу, потому что кто за нее будет вены резать, да и вообще вести себя как последний придурок. Рейджи резко втянул воздух и выдохнул, глядя на бледного китайца, сдерживаясь, чтобы не ударить ему по лицу. Хотя, к чему сдерживаться?
- Кто, блядь, из нас идиот еще! - Акенохару снова шагнул к койке, замахиваясь для удара...
Но щеки Бейлуна коснулись только кончики пальцев, мягко приглаживая, а сам японец тяжело опустился на край кровати, запуская пальцы в волосы.
- Как давно? Надо было просто сказать раньше, Бей. - Голос стал хриплым и низким, Рейджи тихо вздохнул, поглаживая пальцем щеку китайца и задевая дрожащими кончиками его губы. - Ты моя семья, тигрик. Ты - вторая половинка меня, и я болван, потому что никогда не говорил тебе это всерьез. И после того, как мы... переспали я лишь убедился лишний раз, что ты тот, кто мне необходим. - Рей прижался губами к пальцам китайца, сжимая его ладони в своих и, наклонившись, уткнулся лбом в плечо, желая стиснуть сейчас его в своих объятиях, но зная, что это только навредит. Да и что скрывать... Пока он стеснялся в полной мер проявлять все то, на что сейчас этот глупый китаец дал зеленый свет. - Мне просто не хватило времени чтобы сказать о том, как я люблю тебя... А ты помирать собрался. Сука. Ненавижу тебя. - Акенохару тихо шмыгнул носом и прижался губами к губам в совершенно мокром, но таком необходимом сейчас поцелуе. - Еще раз услышу, что ты думаешь, что я уйду от тебя - расчленю.

0

9

Да уж, отрицать то, что он идиот, Мао и не собирался. Были бы мозги, он бы давно уже плюнул на все, бросил этого придурка вместе с группой и уехал бы куда подальше, да хоть в тот же Китай. Так нет, он все это время терпел, закрывался в себе, отрицал очевидное и ни под каким предлогом не хотел надолго оказываться вдали от Рейджи. Глупо все это было, но что поделать? Мао и правда был полным идиотом, раз столько лет мучился, но не хотел отказываться от этой муки, только чтобы остаться рядом.
Он прекрасно видел замах японца, но зажмурился лишь в последний момент, да то только для того, чтобы глаз не поранить. Вот уж действительно, в критической ситуации начинаешь странно мыслить, раз больше всего человека, который еще совсем недавно вскрывал себе вены, а сейчас признался в любви десятилетней давности, волновало только то, чтобы ему в глаз пальцем или еще чем не попали. Впрочем, уже через мгновение парень удивленно (или даже скорее ошарашено) распахнул глаза, чувствуя совсем не то прикосновение, на которое можно было рассчитывать.
- Сказал же уже, что лет десять. Сказать надо было... Смотри-ка умный какой нашелся. Может, и надо было, но ты хоть представляешь насколько это страшно? А так... так хотя бы я всегда мог быть рядом... - хрипло выдохнуть, потому что слова совершенно не хотели вылезать из горла, но почти сразу же замолчать, не в силах поверить своим ушам. Качественные такие глюки были, ничего не скажешь. Или чудеса случаются и все это происходит на самом деле.
Кажется, все-таки все, что сейчас творилось в палате, было странной реальностью, в которую просто никак нельзя было поверить, но... Но вряд ли бы Рей в галлюцинациях вот так бы вот ревел, прижимаясь до тех пор, пока сердце не защемило совсем уж болезненно, а Бей просто перестал дышать, чувствуя прикосновение его губ.
- Не реви, baka... а то совсем какой-то неправильный альфа из тебя получается... - еще бы собственный голос так сильно не выдавал с головой все то, что творилось в душе, и было бы отлично. Хотя... может, это Мао какой-то неправильный, раз слезы в него только навернулись, а не хлынули в три ручья. - Вот и не вздумай уходить, а то убьюсь, превращусь в призрака и буду преследовать тебя вечно...

0


Вы здесь » Life without Romance » Просторы фантазии » Няшный альфа, суровый омежка


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC